Откуда в Боснии мусульмане

Путешествие в Боснию и Герцеговину

Откуда в Боснии мусульмане

Журналист Илья Азар отправился в Боснию и Герцеговину — одну из самых бедных стран Европы, лежащую вдалеке от популярных туристических маршрутов. По этой причине балканский колорит не кажется здесь искусственным, а исторические памятники и природные красоты вызывают восхищение даже у бывалого путешественника.

Где остановиться: Apartment Urban Stay, Zelenih Beretki 12
Где поесть: Dveri, Prote Bakovica 12

Редкий факт из мировой истории, который почему-то знают почти все русские: в Сараево сербский гимназист Гаврила Принцип застрелил эрцгерцога Австро-Венгерской империи Франца Фердинанда, что послужило поводом для начала Первой мировой войны. О том, что произошло сто лет назад около Латинского моста в центре Сараево, сейчас напоминают лишь черно-белые фотографии в окнах музея, который устроили в бывшем магазине «Деликатесы». Около него и стоял убийца: к столбу прицеплена фотография бронзовой плиты с отпечатками ботинок Принципа. Сам памятник, впрочем, не сохранился. У моста, где остановилась карета со смертельно раненым Францем Фердинандом еще одна фотография: здесь был памятник эрцгерцогу и его жене, но и он был разрушен. В общем никаких следов столетнего юбилея Первой мировой войны, который отмечали летом 2014 года, в Сараево нет.

Город вообще неласков к туристам, но из всех балканских столиц Сараево определенно самая необычная Она позиционирует себя как город на стыке двух культур, ярчайшим примером чего обычно считают Стамбул. Правда, турецкий город только географически находится одновременно в Европе и в Азии, а культурно и архитектурно однороден как бывшая столица Османской империи. В центре же Сараево наглядно видно, как сошлись Восток и Запад.

На востоке от Латинского моста расположен старый османский центр города, а на западе — отстроенный в конце 19 века австро-венгерский с православным и католическим соборами. Австрийцы использовали Сараево как полигон для технических нововведений: здесь перед установкой в Вене опробовали трамвай и электрическое освещение улиц. Плавного перехода между двумя центрами нет. Вот ты любовался витринами модных магазинов в австрийском квартале, пересек узенькую улочку и оказался среди одноэтажных османских лавочек, ресторанчиков, мечетей и медресе. По Сараево приятно просто гулять: с достопримечательностями здесь туго. Даже Национальный музей в 2012 году закрылся, потому что (нонсенс!) у государства не хватает средств на его содержание. В том же Загребе, откуда я въезжал в Боснию, в январе одновременно шли две отличные выставки: Хуана Миро и импрессионистов. Сараево о такой культурной жизни пока остается только мечтать. Вместо Национального музея можно зайти в галерею, посвященную печально известной резне 1995-го года в Сребренице. Но самым интересным музеем Сараево, пожалуй, является Туннель жизни, по которому во время осады Сараево сербским генералом Ратко Младичем в 1992−95 годах боснийцы получали еду и оружие Если хочется еще более необычных впечатлений, то можно отправиться на гору (Сараево лежит в долине, окруженной холмами и Динарскими альпами). В 1984 году в Сараево прошли зимние Олимпийские игры. Перед Олимпиадой в Сочи в России много дискутировали о будущем спортивных объектов. Так вот в Сараево их участь оказалась печальной: например, санно-бобслейная трасса стоит заброшенная посреди леса и превратилась в арт-объект для граффитчиков.

Среда. Мостар

Где остановиться: Shangri La, Kalhanska 10
Где поесть: Hindin Han, Jusovina bb

Большинство туристов приезжают в Боснию и Герцеговину только на один день: из хорватского Дубровника автобусы возят группы в Мостар. Символом этого города, а может, и всей страны, является высокий и горбатый Старый мост. Под ним течет изумрудная река Неретва, в которую, собрав с зевак деньги, с моста летом прыгают местные (у них даже есть свой «divers club», а в июле проходит чемпионат). Мост как главный центр притяжения города вечно забит людьми: мне рассказывали, что летом одна индонезийская тургруппа вдруг разложила прямо на Старом мосту коврики и стала делать намаз, из-за чего пересечь реку было невозможно. Не совсем понимаю, почему, но Старый мост с его совершенными пропорциями можно смотреть часами. Делать это можно в ресторанчиках на обоих берегах Неретвы. Исторический — конечно, османский — центр с магазинчиками, мечетями и барами микроскопического размера, но зато очень красивый. Кстати, о барах: несмотря на то, что в Боснии много мусульман, ограничений на торговлю алкоголем нет, женщин в платках немного, и вообще об исламе напоминает только пение муэдзинов с минаретов. Если столицу боснийцы более-менее восстановили, то в Мостаре последствия войны 1992−95 годов куда заметнее. Тогда город был физически разделен рекой на две части — мусульманскую и христианскую, между которыми и шла война. На многих жилых домах отчетливо видны следы от шрапнели и пуль. Некоторые здания, например, когда-то шикарный отель «Неретва», так и стоят разрушенными. Старый мост, в углу которого приютился камешек с надписью «Don’t forget 93», тоже не выстоял. Символ города восстановили, и уже после этого Юнеско внес его в свой список культурного наследия — видимо, как послевоенный подарок Боснии и Герцеговине.

Четверг. Герцеговина

Где остановиться: Bed and Breakfast Mala Mekka, Banovinska BB, Stolac 88360
Где поесть: Vrelo, 88201, Blagaj-Mostar (restoranvrelo.com)

Мостар — главный город Герцеговины, исторической балканской области, название которой означает «Земля герцога». В компактной Герцеговине есть несколько очень интересных мест, которые можно осмотреть за один день — удобнее всего это сделать на своем автомобиле или с гидом местной компании Fortuna Tours (дневной тур на машине с гидом обойдется в 120 евро). Первая остановка любой экскурсии — это городишко Благай. Здесь в живописном месте прямо у истока реки Буна, которая вытекает из-под скалы, дервиши (мусульманские монахи) построили свой монастырь (текию). Дальше путь вдоль Неретвы лежит на юг в сторону Адриатического моря. Кстати, у Боснии есть выход к морю — село Неум и всего 24 километра прибрежной полосы, которые когда-то подарил Османской империи Дубровник в надежде, что та не станет его захватывать (надежды оправдались). Продвижение османов в Боснию пыталась сдерживать крепость Почитель, но неудачно — сейчас это красивая деревушка с нависающей над ней крепостной башней. По дороге к Почители стоит остановиться в православном монастыре Житомислич, недавно восстановленном после разрушения в 90-х. Вообще то, что во время войны 1992−95 годов, в Боснии и Герцеговине специально уничтожали религиозные памятники, поражает. Не только талибы, уничтожавшие статуи Будд, способны к варварству: 20 лет назад сербы взрывали мечети, а мусульмане сносили храмы и монастыри. Особая жестокость той войны объясняется тем, что перед войной в Югославии народы и религии были перемешаны, и когда начались сражения, то в каждой семье нашлись как мусульмане, так и христиане, и брат пошел на брата.

Сейчас, все разошлись по своим общинам (сербы и боснийские мусульмане практически не пересекаются), и почти все памятники восстановлены, но в самой Боснии говорят, что война здесь бывает каждые 30−50 лет, и ждут новой.

Еще в нескольких десятках километров от Почители есть водопад Кравиц и средневековые могильные плиты с изображенными на них людьми, показывающими раскрытую ладонь. Чуть дальше сербский город Требинье с православными храмами и монастырем (современная копия монастыря Грачаница в потерянном сербами Косово) и пещера Ветреница с наскальными рисунками. Около города Столац сохранилась могила знаменитого раввина Моше Данона (в Сараево же есть несколько синагог и интересный еврейский музей). Европейцы обязательно едут еще в Междугорье — здесь в 1981-м году шестеро детей увидели деву Марию. За последние двадцать лет из-за этого городок посетили около 20 миллионов паломников. Именно этот город считается самой популярной достопримечательностью Боснии, но русскому путешественнику здесь будет не слишком интересно.

Пятница. Яйце

Где остановиться: Jajce Yoth Hostel, Stjepan Tomasevic 11
Где поесть: Pizzeria MEGI-DEA, Hrvoja Vukčića Hrvatinića bb

В путеводителе Lonely Planet одной из главных достопримечательностей Боснии называют крошечный городок Яйце. Город находится в глубине страны, и здесь немного туристов даже летом, а зимой заснеженный и пустынный Яйце производит совсем потустороннее впечатление. Прямо в черте города в месте слияния рек Пливы и Врбас находится 17-метровый водопад, а османские домики старого центра приютились на горе, на вершине которой возвышается массивная крепость. Ворота в нее обычно закрыты на замок: чтобы попасть внутрь, надо позвонить по мобильному телефону привратнику. Таким же способ можно попасть и в интересную катакомбную церковь. Вход в нее находится рядом с разрушенным при землетрясении большом католическом соборе: здесь когда-то короновали последнего короля Боснии (до завоевания турками в 15 веке Босния была королевством). В городе очень мало отелей и ресторанов, поэтому ужинать и ночевать, возможно, лучше не в Яйце. Кстати, самыми популярными блюдами в Боснии и Герцеговине, как и везде на Балканах, являются пожаренные на гриле котлетки «чевапи» или бифштекс «плескавица». Любят боснийцы и речную форель. На другом берегу речки Врбас произошло важное уже для всех Балкан событие — в 1943 году здесь была провозглашена Югославия. В посвященном второму съезду Антифашистского вече народного освобождения Югославии музее заправляет древний старичок, который приторговывает календарями с изображением бывшего руководителя страны Иосипа Тито. В большом зале висят флаги стран-союзников и портреты их лидеров (в том числе Сталина), перед сценой стоят стулья и кресло, в котором докладчиков слушал Тито. Кстати, во время войны он якобы укрывался со своими партизанами в той самой подземной церкви. Неподалеку от Яйце есть еще один симпатичный городок с речкой и крепостью — Травник. Если позволяет время, то можно полюбоваться видами и зайти в дом-музей главного югославского писателя и Нобелевского лауреата Иво Андрича.

Суббота. Баня-Лука

Где остановиться: Hotel St. Georgije, Krajiskih brigada 2
Где поесть: Philippe Dine & Wine, Sime Solaje 1d

По своему политическому устройству Босния и Герцеговина — уникальная страна. У каждой из трех боснийских общин: хорватов-католиков, православные сербов и боснийцев-мусульман есть свой президент. Их выбирают каждые четыре года по отдельности, а потом они каждые восемь месяцев сменяют друг друга, но принять решение без согласия коллег не могут. Реальной властью, впрочем, обладает парламент, который также разделен на три части. У сербов в Боснии и Герцеговине есть свое государство в государстве — Республика Сербская. Если до войны сербов в ней было чуть больше половины, то сейчас их почти 90% (сразу после окончания боевых действий было еще больше). Республика Сербская тяготеет к Белграду и лелеет надежду однажды присоединиться к Сербии. В ее столице, Баня-Луке, сложно встретить государственный флаг Боснии и Герцеговины. Здесь даже мало кто болел за сборную Боснии, которая в 2014 году впервые вышла в финальную часть чемпионата мира по футболу.

Достопримечательностей в городе немного: православный собор с высокой колокольней, футуристичный католический храм, построенный в 70-х годах прошлого века, галерея современного искусства и пустоватая крепость, почему-то напомнившая мне Псковский и Новгородский кремли. Рядом с замком почти закончили восстанавливать мечеть: все мусульманские храмы в городе были уничтожены в ходе войны.

Впрочем, мечети в Боснии построены по классическому османскому образцу и похожи одна на другую. Что точно стоит сделать в Бане-Луке, так это купить местных сувениров. На пешеходной улице продают майки с генералом Младичем и Владимиром Путиным или черные головные уборы боснийской сербской армии.

Это региональные особенности, а во всех городах страны ходовой сувенир — ручки, сделанные в форме патронов от «Калашникова».

Источник: https://www.businesstraveller.com.ru/articles/puteshestvie-v-bosniyu-i-gertsegovinu-/

Эксперимент над Югославией: почему нельзя забывать уроки Боснийской войны

Откуда в Боснии мусульмане

В первые дни весны 1992 года на территории Боснии и Герцеговины разгорелся самый кровопролитный в послевоенной Европе конфликт. Жертвами войны, продолжавшейся до 1995 года, стали, по разным данным, от 70 тысяч до 200 тысяч человек. Боснийский кризис окончательно подорвал фундамент югославской государственности. Почему спустя четверть века Балканы остаются «пороховой бочкой» Европы — в материале RT.

Тема Боснийской войны достаточно редко поднимается в зарубежных медиа. Возникший 25 лет назад острый этнополитический кризис принято считать разрешённым. На Западе игнорируют существующие противоречия между якобы примирившимися сторонами конфликта, чтобы не проводить работу над ошибками.

Современная Босния и Герцеговина (БиГ) является конфедерацией с очень слабой экономикой, высоким уровнем коррупции и преступности. БиГ — это государство, которое принято называть лоскутным. Босния состоит из двух де-факто независимых образований: Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской, которая разделена на два анклава.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Когда родители невесты должны благословить молодых

По данным за 2015 год, федерация Боснии и Герцеговины населена преимущественно мусульманами-бошняками (принявшие ислам этнические сербы и хорваты) и хорватами, исповедующими католичество. Республика Сербская состоит в основном из православных сербов, однако там постепенно растёт доля мусульманского населения.

Подготовка к войне

Начавшиеся в 1992 году вооружённые столкновения в БиГ стали следствием внутреннего кризиса югославского государства и внешнего давления на его лидера Слободана Милошевича. Первое поражение Белград потерпел летом 1991 года в боях со словенским ополчением.

Пример Словении, вышедшей из состава социалистической Югославии, вдохновил хорватских националистов. В ответ на объявление Загреба о независимости от Белграда местные сербы заявили о создании Республики Сербская Краина. 16 мая скупщина (парламент) самопровозглашённого государства принял решение о присоединении к Югославии.

Во второй половине 1991 года произошли ожесточённые боевые столкновения между сербскими ополченцами, которых поддержала югославская армия, и вооружёнными силами новообразованной Хорватии. В январе 1992 года благодаря вмешательству ООН был установлен режим прекращения огня.

Однако в марте того же года пожар войны вспыхнул в соседней Боснии, которую раздирали противоречия между мусульманами (44% населения на 1991 год), хорватами (17%) и сербами (31%). В Югославии сербы, по сути, были государствообразующим народом. Сербское население БиГ, как и Хорватии, выступило против выхода из состава социалистического государства.

9 января 1992 года Ассамблея сербского народа Республики Босния и Герцеговина объявила о создании Республики Сербской (РС). Сербы начали формировать собственные органы власти и вооружённые силы.

Катализатором оформления государственности РС послужили участившиеся столкновения с бошняками и хорватами. 5 марта 1992 года парламент в Сараеве подтвердил независимость БиГ. Противоречия в Боснии приобрели необратимый характер. Сербы стали сепаратистами в отделившейся от Югославии стране. 

Также по теме

Президент Николич в интервью RT: «Маленькая Сербия — самый большой друг России»

Сербия — страна, которая не понаслышке знакома с последствиями операций НАТО, — оказалась в непростой ситуации. Удастся ли ей

В РС перебралась часть офицерского состава югославской армии. Власти республики осознавали характер нависшей угрозы и начали готовиться к войне. В городе Хан-Песак (в 70 км от Сараева) был создан штаб, под управлением которого находились шесть корпусов. В достаточно короткие сроки ополченцев объединили в подобие регулярной армии.

  • Боснийские солдаты в Сараево, 12 июля 1992 года
  • AFP

Как создавались мифы

В марте 1992 года в северную часть Боснии, которую контролировали сербы, вошли хорватские солдаты.

27 марта в приграничном регионе Посавина хорваты устроили первую в Боснийской войне этническую чистку.

Вскоре расправы над мирным населением станут неотъемлемой частью боевых действий в БиГ.

5 апреля 1992 года при активной поддержке югославской армии войска РС осадили Сараево. Целью сербов было взятие столицы БиГ и других крупных городов, однако они не добились существенных успехов. Босния погрузилась в пучину хаоса, жертвами которого в основном становились гражданские лица.

Согласно материалам Международного трибунала по бывшей Югославии, виновны были все стороны конфликта. Однако с весны 1992 года зарубежные СМИ и политики усердно представляли сербских солдат и ополченцев в образе головорезов, игнорируя многочисленные этнические чистки, которые устраивали мусульмане и хорваты.

Подобная информационная картина способствовала появлению различных мифов, обретавших со временем статус исторически достоверных фактов. Одним из растиражированных примеров мифотворчества является общепринятая трактовка событий в Сребренице (Восточная Босния), где якобы были убиты 7000—8000 безоружных мусульман.

В июле 2015 года Россия заблокировала предложенную Великобританией резолюцию, осуждающую массовую расправу над мусульманами, произошедшую 20 лет назад. У этого поступка были не только веские политические причины. Российские и сербские историки настаивают, что нет никаких доказательств гибели даже 1500 человек.

На сербов намеренно повесили ярлык кровожадных убийц, чтобы сделать события в Сребренице инструментом политического давления, считает доктор исторических наук, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Елена Гуськова. Эксперт не отрицает, что в боснийском городе действительно произошла страшная трагедия, однако масштаб обстрела колонны мусульман с оружием в руках был раздут до геноцида. Откуда взялся миф об убийстве 7000—8000 мусульман?

Эти цифры озвучила 3 ноября 2004 года прокурор Международного трибунала ООН по бывшей Югославии (МТБЮ) Карла дель Понте в обращении к Совету НАТО. Она ссылалась на доклад комиссии Республики Сербской по расследованию событий в Сребренице.

Позже член комиссии историк Желько Вуядинович указал на то, что подобных данных в докладе не было. По его словам, была точная информация о гибели более 1000 мусульман в период с 10 по 19 июля 1995 года без указания причин.

«Список из 7806 имен относится к лицам, которые числились пропавшими без вести в течение всего июля 1995 года», — пояснил «ошибку» Карлы дель Понте Вуядинович. По его словам, к июлю 2005 года были идентифицированы останки 1438 человек. Примечательно, что в Мемориальном центре в Сребренице захоронены 800 человек, погибших в течение всего 1995 года. 

Плоды независимости

25 лет назад на юге Европы разгорелся конфликт, унёсший жизнь десятков тысяч человек. Точное число жертв боснийской бойни до сегодняшнего дня не установлено из-за огромного количества пропавших без вести.

Население БиГ страдало от нехватки продовольствия, медикаментов, питьевой воды. Военные устраивали массовые казни, насиловали женщин, организовывали концентрационные лагеря. Сербы, хорваты и бошняки забыли, что, по сути, являются единым народом, хоть и исповедуют разную веру.

Боснийская война завершилась вмешательством НАТО, после которого были подписаны Дейтонские соглашения, узаконившие выход БиГ из состава Югославии. Стоит отметить, что западные правительства на официальном уровне поддерживали распад крупного, по европейским меркам, государства.

5 января 1992 года Евросоюз признал независимость Словении и Хорватии. 7 апреля 1992 года на аналогичный шаг пошли США, включив Боснию в список признанных государств, помимо Словении и Хорватии.

Также по теме

«Можно ждать провокаций»: к чему приведёт новый конфликт косовских албанцев с сербами

Президент Косова Хашим Тачи объявил о преобразовании сил безопасности республики в полноценную армию. Подобная реформа идёт вразрез с

Во второй половине 1990-х годов Запад поддержал косовских сепаратистов, которых в Албании тренировали американские и европейские инструкторы.

24 марта 1999 года НАТО начало операцию по уничтожению военных и гражданских объектов Сербии.

Формальным поводом для воздушных ударов послужили обвинения в этнических чистках, направленных против албанцев. «Гуманитарная интервенция» стала финальным аккордом для югославской государственности.

Автономный край Косово и Метохия превратился в неподконтрольную Сербии территорию, а в 2008 году западные страны признали его независимость. В 2006 году в свободное плавание отправилась Черногория. В результате Сербия потеряла выход к морю, став небольшим сухопутным государством с полуразрушенной экономикой.

Однако тяжёлая социально-экономическая ситуация сложилась практически во всех балканских странах. Относительно благополучно себя чувствует только Словения.

В рейтинге МВФ по размеру ВВП на душу населения вошедшая в ЕС Хорватия находится на 56-й строчке ($21,6 тыс.). БиГ занимает 105-е место ($10,5 тыс.), а Косово по версии Всемирного банка расположилось на 103-й позиции ($9,7 тыс.). Несколько лучше обстоят дела у Сербии ($13,6 тыс.), Черногории ($16 тыс.) и бескровно отделившейся от Югославии Македонии ($14 тыс.).

Похороны международного права

Югославские народы пребывали в плену иллюзий о том, что могут изменить жизнь в лучшую сторону, отделившись от Белграда. По мнению Елены Гуськовой, это широко распространённое заблуждение «малых народов».

«Югославия была государством, где существовал достаточно высокий уровень жизни, а отстающие регионы поддерживались за счёт преуспевающих. Никакого угнетения нацменьшинств или преследования в Югославии не было. Скорее наоборот — основную нагрузку несли на себе именно сербы», — констатировала Гуськова.

«25 лет югославские народы живут порознь. Это достаточный срок, чтобы построить государственность, экономику и обрести ту лучшую жизнь, ради которой погибли десятки тысяч людей. И каков же итог?» — задаёт риторический вопрос Гуськова.

Также по теме

Расширение назло: станет ли Черногория членом НАТО до инаугурации Трампа

Черногорию спешат принять в НАТО. На необходимости этого шага настаивают и уходящая администрация США, и власти самой балканской

Руководитель белградского Центра геостратегических исследований Драгана Трифкович считает, что Евросоюз и США изначально не были заинтересованы в формировании на Балканах стабильно развивающихся государств. Цель политики Запада в отношении Югославии состояла в том, чтобы стереть буферную зону, которая отделяла его от Востока.

«Оказавшись в патовой ситуации, балканские республики устремились в ЕС и НАТО. Однако евроинтеграция не избавила Словению и Хорватию от экономических проблем. Сейчас войти в ЕС хотят остальные государства, включая Сербию. Однако внедрение европейских стандартов лишь усугубляет их экономическое положение. Это бесперспективный путь», — заявила RT Трифкович.

Помимо масштабной экономической деградации, Балканы превратились в регион этнополитических противоречий.

«НАТО уничтожило неугодный режим и расчистило себе дорогу на Восток, оставив в регионе тлеющие очаги. Национализм и антагонизм к сербам наблюдается в Хорватии, Боснии, Албании. Сербия находится под большой угрозой со всех сторон», — пояснила Трифкович.

Как полагает Гуськова, боснийская война и косовский кризис, в результате которого натовская авиация бомбила Белград, продемонстрировали, что «с 1990-х годов международное право перестало существовать». По её словам, на месте Югославии возникли несамостоятельные в политической отношении республики.

«США успешно провели эксперимент по раздроблению достаточно сильного славянского государства, используя дипломатические, информационные и военные методы. Сейчас невозможно всерьёз рассуждать о каком-либо суверенитете нынешних постюгославских государств», — отметила Гуськова.

Эксперт констатировала, что вашингтонские стратеги успешно справились с поставленной задачей: «Лишившиеся благополучной мирной жизни Балканы находятся под влиянием НАТО и ЕС. А на Западе господствует уверенность в том, что четверть века назад всё было сделано правильно».

Источник: https://russian.rt.com/world/article/364528-yugoslaviya-razdroblenie-bosniiskaya-voina

Теперь тут носят паранджу: как Балканы становятся новым центром исламизма

Откуда в Боснии мусульмане

2017-09-14T14:11

2017-09-25T13:06

https://ria.ru/20170914/1504754255.html

Теперь тут носят паранджу: как Балканы становятся новым центром исламизма

https://cdn24.img.ria.ru/images/150475/89/1504758932_0:0:3010:1694_1036x0_80_0_0_0f913eb5d4e8f1442164a040e41fede9.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Игорь Гашков

https://cdn25.img.ria.ru/images/149029/38/1490293866_672:0:3952:3279_100x100_80_0_0_24d9d0c563519e585080349a678eb9e5.jpg

МОСКВА, 14 сен — РИА Новости, Игорь Гашков. «Пороховая бочка Европы», как называли Балканы сто лет назад, может снова сотрясти Старый Свет. В регион вливают деньги государства Персидского залива, а исламисты строят мечети и вербуют местных проповедников. Успехи радикальной пропаганды привели к тому, что непризнанный край Косово стал стабильным поставщиком боевиков для ИГ* в Сирии.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Когда день ангела у Александра

Двести евро за паранджу и бороду

По рассказам местных жителей, бедным семьям в Косово систематически выплачивались деньги за посещение радикальных проповедей. Люди здесь находятся в такой нужде, что им приходится идти на это. Порой фундаменталисты готовы платить просто за факт ношения бороды, создающей образ «правоверного мусульманина».

По словам профессора криминологии в университете Сараево Горана Ковачевича, ключевую роль в исламизации Балкан играет саудовский фактор: «Каждый год в Боснии фундаменталисты получают десятки миллионов евро от Эр-Рияда, эти деньги проходят через Австрию и передаются бедным семьям. Отец семейства получает 250 евро, его жена — 200, все при условии, что она будет носить паранджу».  

«Я знаю примеры из нашего города, молодые семьи: муж одет как ваххабит, девушка в бурке, они не живут с родителями, у них есть дети, но никто из них не работает, никаких официальных источников дохода у них нет, между тем, на что-то они живут, есть деньги на нормальную жизнь. И никто не знает, откуда у них средства», — говорит Аида Чирович из сербского города Нови Пазар.

Такие пары можно встретить на улице, но вступить с ними в контакт невозможно: мужчины отказываются говорить, а женщинам запрещено беседовать без одобрения мужа.

Часто фундаменталистские семьи создаются приезжими — выходцами из арабских стран, но оказываются временными. Состоятельные граждане государств Залива заводят в Боснии вторых и третьих жен, но приезжают к домашнему очагу редко — только на время командировок.

Радикалы уже теснят традиционный ислам. Так, имам Селведин Беганович из боснийского села Босанска Бойна, открыто и жестко критиковавший ИГ* в своих проповедях, уже пережил несколько нападений и теперь опасается за свою жизнь.

Оружие по сходной цене

Рост исламистского радикализма среди необразованных и бедных жителей Балкан накладывается на практически всеобщую доступность оружия и превращается в опасную тенденцию. По данным европейских СМИ, автомат Калашникова стоит в балканских странах приблизительно 200 евро. Косовские исламисты, некоторые из которых вернулись из Сирии и Ливии, замечены в подготовке несостоявшихся терактов: в ноябре 2016 года — на матче Албания — Израиль, в марте 2017-го — на мосту Риальто в Венеции.

«Саудиты строят мечети, берут на содержание имамов, религиозный радикализм прогрессирует», — рассказывает РИА Новости научный сотрудник Института славяноведения Георгий Энгельгардт. «Однако положение несколько облегчает то, что темпы рождаемости среди косовских албанцев, после того как они демографически вытеснили сербов из края, стали снижаться», — говорит специалист.

С другой стороны, ситуацию осложняет кризис с мигрантами. «Беженцы с Ближнего Востока, которые наводнили Грецию и южные Балканы, играют роль в распространении идей нетерпимости и ненависти среди местных мусульман. Главным образом это касается молодежи из Албании, а также из Боснии, Косово», — говорит Андреас Андрианопулос, эксперт клуба «Валдай», министр в нескольких правительствах Греции.

Один принципиальный экономический факт объясняет рост радикальных настроений на Балканах: уровень безработицы молодежи достигает 50%. Хозяйственный упадок накладывается на разочарование, порожденное крахом европейских иллюзий. На протяжении двух десятилетий балканским странам (Албании, Македонии, Боснии и другим) обещали членство в Евросоюзе.

Ожидание, далекое от реальности: кризис блока, вызванный Brexit, конфликт между Западом ЕС и его Востоком оставляют балканским государствам слишком мало шансов на повышение своего «статуса». 

На этом фоне пропаганда исламистов достигает нужного эффекта.

Кроме того, эксперты констатируют усиление на полуострове позиций Турции, заключившей целый ряд выгодных сделок.

В беседе с корреспондентом РИА Новости боснийский общественный активист и борец с радикальной угрозой Джевад Галияшевич (сам он при этом является мусульманином) сетует, что воздействие исламистских групп приводит к укоренению не существовавших ранее традиций — например, многоженства.

«Надо понимать, что боснийские мусульмане всегда были европейскими мусульманами, с европейскими семейными обычаями. Но вот уже почти 25 лет они находятся под влиянием различных саудовских НКО и постепенно меняют привычки.

Полигамия в Боснии и Герцеговине запрещена законом, но на деле имеет место быть. Не так давно в стране был арестован проповедник, связанный с ИГ*.

У него было четыре жены и 19 детей, и такая ситуация постепенно перестает быть чем-то из ряда вон выходящим», — говорит Галияшевич.

По мнению Галияшевича, распространение радикальных трактовок ислама на Балканах совершается с ведома Запада. «НАТО в курсе, что здесь создана исламистская сеть. Западные правительства и спецслужбы долгое время закрывали глаза на все это, но сейчас радикализация Боснии становится угрозой для Австрии, Венгрии, Хорватии, даже Чехии», — заключает Галияшевич.

*Террористические и экстремистские организации, запрещенные на территории России.

Источник: https://ria.ru/20170914/1504754255.html

Проигравший

Ратко Младича, находившегося в международном розыске, искали 15 лет. В конце мая 2011 года его арестовали в селе Лазорево неподалеку от Белграда. И сербские власти передали генерала Международному трибуналу, созданному Организацией Объединенных Наций для расследования преступлений, совершенных на территории бывшей Югославии. Но в Сербии, как и в России, многие считают предъявленные Младичу тягчайшие обвинения несправедливыми и называют его патриотом, сражавшимся за свой народ.

Босния и Герцеговина была одной из шести республик, составлявших единую Югославию. Ее населяют сербы, хорваты и босняки, исповедующие ислам. Отец-основатель государства, созданного после Второй мировой войны, Иосип Броз Тито признал боснийских мусульман самостоятельной нацией, хотя сербы уверены, что босняки — это те же сербы, которым во время владычества Оттоманской империи пришлось принять ислам. Хорваты точно так же убеждены, что босняки — это на самом деле хорваты-мусульмане.

«Босняки — люди, не потерявшие славянскую кровь, но приобретшие мусульманство», — писал о них когда-то российский посол при Оттоманской империи. И это так: все участвовавшие в этой войне — славяне.

А сами боснийские мусульмане гордо говорят: не называйте нас мусульманами, мы боснийцы, босняки. Из всех народов, населяющих республику, только мусульмане по-прежнему хотят сохранить единую Боснию и Герцеговину.

Когда начался распад единого государства, босняки тоже захотели обрести независимость. Республику возглавил Алия Изетбегович, одно из главных действующих лиц югославской трагедии. Изетбегович в юности вступил в организацию «Молодые мусульмане». Во время Второй мировой в оккупированной Боснии нацисты вербовали мусульманскую молодежь в войска СС.

И Алия Изетбегович агитировал других надеть эсэсовскую форму, но сам поступил в сельскохозяйственное училище. Это его и спасло. После войны исламистов, активно сотрудничавших с нацистами, расстреляли. Изетбегович отделался тремя годами тюрьмы. Во второй раз его судили в 1983 году за национализм и пропаганду ислама. В социалистической Югославии это было тяжкое преступление.

И приговор оказался суровым — 14 лет тюрьмы.

В 1988 году Изетбеговича амнистировали. В 89-м он создал Партию демократических действий. В 90-м она получила большинство мест на выборах в скупщину, парламент Боснии и Герцеговины. После чего Изетбегович решил создать самостоятельное государство, провел референдум. Большинство на нем высказалось за независимость.

Сербы референдум бойкотировали. Они составляли добрую половину населения Боснии и Герцеговины, были бы прекрасно представлены в парламенте нового государства, без них нельзя было бы сформировать правительство.

Но сербские политики рассуждали так: зачем нам быть меньшинством в вашем государстве, когда вы можете быть меньшинством в нашем?

Спор славян между собой

Что же породило самую кровопролитную после Второй мировой войны в Европе? В те годы руководители Сербии нервно и пылко говорили:

— Ватикан, ЦРУ, Германия и исламский мир разработали тайный план расчленения нашей страны. Германия объединилась для того, чтобы разрушить Югославию, взять под контроль Балканы, завершить то, что не удалось немецким нацистам.

«В Белграде меня принял министр обороны генерал Велько Кадиевич, — вспоминал Юлий Квицинский, который был тогда первым заместителем министра иностранных дел СССР. — Он, как и многие другие югославские политики, усматривал за югославскими событиями руку объединившейся недавно Германии, которая добивается теперь расширения сферы своего влияния.

Мне эти доводы казались не очень убедительными. Зачем немцам ради проникновения в Югославию устраивать кризис? Ведь Югославия сама настойчиво просилась в Европейский союз. В этом случае Германия получила бы максимальный доступ к югославскому рынку.

Зачем же Германии делить Югославию на части? Все это как-то попахивало нафталином прошлых представлений».

Страны Европейского союза признали самостоятельность Боснии и Герцеговины. Но президент Хорватии Франьо Туджман и президент Сербии Слободан Милошевич считали Боснию искусственным образованием. И решили поделить ее. Президенты Хорватии и Сербии при всей их взаимной ненависти вдруг стали братьями. Оба мастерски использовали давние страхи и фобии, превратив историю в фактор текущей политики.

После смерти Иосипа Броз Тито во всех югославских республиках националисты заговорили во весь голос. А возразить им было некому. Демократически мыслящая интеллигенция была задавлена. Если бы еще при Тито начались демократические реформы, судьба Югославии сложилась бы иначе.

Но вместо того чтобы разобраться с прошлым, выяснить историческую правду, преодолеть распри и примириться, люди черпали в истории ненависть и стремление поквитаться со старыми обидчиками.

В Загребе сербов именовали кровавыми четниками, в Белграде хорватов называли кровавыми усташами.

И в Боснии противостояние приобрело жестокий и бесчеловечный характер, потому что было порождено злобным национализмом. Врагом объявлялся всякий, кто принадлежал к другой этнической группе. Убивали не тех, у кого оружие в руках, а всех, кто «не свой».

Сформировалась целая шовинистическая культура, пропитанная националистическими мифами и ненавистью. Узкомыслящая интеллигенция внушала своим народам, что они в кругу врагов, а договориться с врагами невозможно, их можно только уничтожать.

Населяющие Западную Герцеговину хорваты, известные своим упрямством и честолюбием, объявили о создании Хорватской республики Херцег-Босны. Они получали деньги и оружие от Франьо Туджмана и готовились присоединиться к Хорватии.

Осада Сараево

На основную часть Боснии претендовали сербы. 9 января 1992 года образовалась Сербская республика Боснии и Герцеговины (позже — Республика Сербская). Она сразу обрела внушительные вооруженные силы, потому что ей подчинили части Югославской народной армии, состоявшей уже только из сербов.

Как все это происходило, со всей циничной откровенностью поведал Борислав Йович, заместитель Слободана Милошевича по партии:

— Мы знали, что, когда мир признает независимость Боснии, мы будем выглядеть как агрессоры, потому что там находилась наша армия. И нам бы пришлось ее выводить. Тогда мы с Милошевичем перевели всех сербов из Югославской народной армии в армию Сербской республики и обещали оплачивать все их расходы.

10 мая 1992 года генерала Ратко Младича назначили начальником штаба второго военного округа (штаб находился в Сараево). А буквально через день Младич стал начальником главного штаба вооруженных сил Республики Сербской.

Войска генерала Младича, обладавшие абсолютным превосходством в тяжелом вооружении, окружали город за городом и методично разрушали их артиллерией. Армия Младича в первые месяцы войны (с апреля по ноябрь 1992 года) заняла 70 процентов территории Боснии. Осада Сараево началась весной 1992-го и продолжалась три с половиной года. Но, даже располагая мощной армией, абсолютным превосходством в танках и артиллерии, взять город сербы не смогли. И попытались взять измором.

Практики не хватает

Видя, что в Боснии происходят массовые убийства и этнические чистки, Европа была вынуждена вмешаться. Тем не менее сербы недоуменно спрашивали у иностранцев: «Что мы такого сделали, что все на нас ополчились?» И в самом деле: почему все мировое общественное мнение было настроено против сербов? Разве армии хорватов и босняков вели себя лучше?

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Какая мечеть является первой в исламе

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2017/11/23/74654-proigravshiy

Боснийский узел: еретики, мусульмане-атеисты и несостоявшееся государство

Наверное, не зря с ними боролась церковь В средневековье существовали различные ереси и секты. Одна из них — павликиане, сыгравшие драматическую роль в истории Балкан. Эти воинственные сектанты даже создали в Западной Армении собственное государство, которое Византия разгромила в IX веке.

Побеждённых павликиан переселили на Балканы. Знаменитый византийский полководец и император Иоанн Цимисхий, воюя с русским князем Святославом, разместил большую колонию павликиан в районе города Пловдив (Филиппополь). Они были военными поселенцами, которым пообещали религиозную свободу.

Брошенные семена дали всходы: ересь нашла новых сторонников.

За несколько веков на Балканах павликиане растворились среди славян, утеряли идентичность этническую, но сохранили религиозную.

И вот результат — на Балканах появилась богомильская ересь. А в Боснии, в труднодоступном горном крае на рубеже католического и православного миров, образовалась собственная церковь: Црква босанска. И католики, и православные считали её еретической.

Фреска из церкви Святого Ахиллия, изображающая богомилов

Еретики-богомилы для христиан были людьми второго сорта. В чём же это выражалось, помимо бытовой неприязни? В средневековье светские и церковные власти неоднократно выступали с запретами на продажу рабов-христиан арабам. Торговли еретиками эти запреты не касались, поэтому через Венецию и Дубровник в XIII–XIV веках шёл постоянный поток рабов — «патаренов».

Время пересдачи карт

Как гласит арабская пословица, когда караван поворачивает обратно, первым становится хромой верблюд.

Появление нового завоевателя — это время пересдачи исторических карт. В Османской империи христиане официально были людьми второго сорта, «райей». И богомилы массово обратились в ислам уже в начале XVI века. По оценкам специалистов, в мусульманской общине Боснии их было более 60 процентов. Около 30 процентов составили перешедшие в ислам православные и католики. И лишь немногие являлись потомками тюрок‑колонистов.

Босния в XVI веке получила привилегированный статус в Османской империи. Когда действовал девширме («налог кровью» на христиан), боснийцы — единственные из мусульман империи — получили право отдавать своих детей в янычары. То есть, могли пользоваться и этим «социальным лифтом».

Ревнители старины

Османская империя избавилась от вечно бунтующих янычар в 1826 году. Центром сопротивления реформам, которые пытались провести султаны, стали Босния и Герцеговина.

В 1831–1832 годах в Боснии вспыхнуло восстание мусульманской знати, сопротивлявшейся введению новой армии — низамов. Его возглавил местный военачальник Гусейн Градашчевич, известный как «Дракон из Боснии» (Zmaj od Bosne). Войско боснийских бегов нанесло поражение турецкой армии.

Гусейн Градашчевич

Но часть герцеговинских феодалов во главе с Алиагом Сточевичем осталась верной Стамбулу. Используя раскол, турки разгромили мятежников. Градашчевич бежал в Австрию (а умер потом на пути в Стамбул, куда ехал за прощением). Сточевич же получил в управление вновь созданную провинцию — Герцеговину.

Мусульмане Боснии считают Гусейна Градашчевича национальным героем.

Окончательно разобрался с сепаратистами Омер-паша Латас.

Омер-паша (при рождении Михаил Латас) — серб, сын офицера австрийской армии. Он эмигрировал в Боснию, там принял ислам и сделал военную карьеру, став одним из самых знаменитых и успешных полководцев Османской империи середины XIX века. Во время Крымской войны отразил штурм Евпатории русской армией, позже высаживался в Грузии. Подавил много восстаний в различных уголках империи, проявляя при этом жестокость, поражавшую турецкие власти.

В 1850 году Омер-паша прибыл в Боснию, быстро разгромил войско мятежников и уничтожил около шести тысяч бегов. Босния и Герцеговина вновь объединились в рамках одной провинции, а чиновниками вместо местных мусульман назначили турок. Турецкого генерала боснийские мусульмане прозвали «джаур-паша» (đaur-paša), от слова «гяур» — «неверный». Они не могли забыть его сербского происхождения.

В австро-венгрии

После русско-турецкой войны не участвовавшая в ней Австро-Венгрия получила приз в виде Боснии и Герцеговины, которую она и оккупировала в 1878 году.

Атака пехоты в ходе оккупационной кампании Австро-Венгрии. Художник Рудольф Конопа

Через год, в 1879-м, появились первые точные цифры переписи населения этого региона. Мусульмане тогда были второй по численности общиной после сербов, но составляли 70 процентов всего городского населения. 95 процентов крупных землевладельцев и свободных крестьян были мусульманами, а абсолютное большинство зависимых крестьян — христианами.

Перекос в сторону городского населения мусульманской общины дал о себе знать и много позже. Во время гражданской войны (к 1993 году) сербы поставили под контроль около 70 процентов территории Боснии — но это была преимущественно сельская местность, леса и горы. Из крупных городов у сербов была только Баня-Лука, все прочие остались в руках мусульман или хорватов.

Архаичную социальную систему, доставшуюся в наследство от османов, фактически законсервировали. Введённая в 1906 году избирательная система в Боснии предполагала высокий имущественный ценз. Это закрепляло процентный перевес членов мусульманской общины. Но, несмотря на высокий социальный статус, образовательный уровень у мусульманской общины был намного ниже, чем в среднем по Боснии.

Два геноцида сербов

Сербы понесли очень тяжёлые демографические потери во время Первой и Второй мировых войн. В их исторической памяти — это два геноцида сербского народа.

В годы Первой мировой у Сербии были самые большие в Европе потери: 14 процентов численности населения. Это уровень демографических потерь СССР в годы Великой Отечественной.

Второй геноцид случился во время Второй мировой войны. Его открыто устроили хорваты.

Хорватские усташи конвоируют женщин и детей в лагерь смерти Ясеновац (источник фото)

Историческая память заставила сербов остро реагировать в 1991 году на выход Хорватии (а в 1992-м — и Боснии) из состава Югославии, поэтому они создали свои автономии и вооружённые формирования.

В результате второго геноцида численность сербской общины в Боснии уменьшилось. Затем сербов из этого горного региона массово переселили в Сербию (прежде всего — в Воеводину, на место уехавших немцев и венгров).

К 80-м годам в Боснии сербская община уступила первое место мусульманам. Но в 1992 году боснийские мусульмане решили заполучить себе всю Боснию.

Бывшая Рашка

Санджак — это территориальная единица. В буквальном переводе с турецкого — «знамя». Наследие тех времён, когда административная система государства османов была военно‑административной.

Сейчас историческую область Санджак разделили между Черногорией и Сербией. Там находится анклав мусульманского населения.

Исторически (до османского вторжения) эта область называлась Рашка, а сербов в Восточной Европе называли «рацы». До завоевания в этом регионе был важный рынок («трговиште» по-сербски). Турки перенесли его на новое место — так он получил название Ени-базар («новый рынок»). Сейчас это город Нови-Пазар. Первое слово сербское, второе — турецкое.

Среди сербских учёных бытует мнение, что санджакли — это ославяненные албанцы. Именно этим объясняется агрессивный характер, имеющий мало общего и с сербами, и с боснийскими мусульманами. Впрочем, для Югославии 90-х характерно, что самыми большими националистами были не уроженцы этих территорий, а выходцы из сопредельных. Для мусульман Боснии это санджакли из юго-западной Сербии, для Хорватии — хорваты из Герцеговины.

Жители этой области, санджакли, в 60–80-е годы XX века массово переселялись в Боснию, а в 90-х активно участвовали в гражданской войне. В частности, санджакли были начальник Генштаба армии Боснии и Герцеговины Сефер Халилович и Эюп Ганич, входивший в высшее руководство БиГ.

Этнос и язык

В Югославии по-разному оценивали то, чем же является мусульманская община Отсюда соответствующие коллизии. В 1968 году в республике Босния и Герцеговина — а в 1974 году и по новой конституции СФРЮ (Социалистическая Федеративная Республика Югославия) — «мусульмане» получили статус нации.

В анкетах встречались парадоксальные сочетания: национальность — мусульманин, вероисповедание — атеист.

Поскольку в этом, очевидным образом, есть что-то абсурдное, то уже во время гражданской войны, в 1994 году боснийских мусульман официально переименовали в «бошняков». Тогда же появился и «бошнякский язык». Это откровенно политическое решение, ведь всё население Боснии говорит на штокавском диалекте сербскохорватского. Поэтому «бошнякский» язык пытались искусственно насытить словами тюркского, арабского и персидского происхождения, давно вышедшими из употребления.

7-я «Мусульманская» бригада 3-го корпуса армии Боснии

История боснийских мусульман — это история превращения еретической секты в коллаборационистскую элиту, обладающую особым, привилегированным статусом. Они начали воспринимать себя как хранителей традиций Османской империи. Затем, в составе Австрийской империи, элита стала религиозной общиной с высоким социальным положением. Постепенно она превратилась в этнос на основе «религиозной идентичности».

Ни в Албании, ни в Болгарии религиозный раскол не привёл в итоге к расколу этническому.

Итоги гражданской войны

В результате гражданской войны 1992–1995 годов в Боснии произошли значительные перемещения населения, а территории расселения всех трёх общин стали более компактными. Доля мусульман в общем населении БиГ заметно выросла (!), хотя численность всех общин уменьшилась — прежде всего, за счёт миграции.

Своих целей в конфликте не добился никто.

Сербы сохранили созданную во время войны Республику Сербскую, но не смогли воссоединиться с Сербией. Мусульмане не получили всю Боснию, как они того хотели. А хорваты — у которых во время войны было своё государственное образование, Херцег-Босна — потеряли его. Этот проект провалился.

Впрочем, вся покинувшая Югославию Босния и Герцеговина — это фактически failed state, несостоявшееся государство.

Источник: https://warhead.su/2018/07/15/bosniyskiy-uzel-eretiki-musulmaneateisty-i-nesostoyavsheesya-gosudarstvo

Биография бывшего командующего армией боснийских сербов Ратко Младича

ТАСС-ДОСЬЕ. 22 ноября 2017 года ожидается вынесение приговора бывшему командующему армией боснийских сербов Ратко Младичу в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ).

Происхождение и образование

Ратко Младич родился 12 марта 1943 года в деревне Божиновичи в районе города Калиновик в Боснии и Герцеговине (БиГ, в составе Независимого государства Хорватия, провозглашенного хорватским нацистским движением усташей; существовало в 1941-1945 годах). По национальности — боснийский серб. Его отец был убит на фронте в 1945 году. В конце 1950-х годов семья Младича переехала в Белград.

В 1961 году Ратко Младич окончил Военно-промышленную школу в Земуне, в 1965 году — Военное училище сухопутных войск (с отличием), в 1978 году — Командно-штабную академию в Белграде.

Военная служба

В 1965 году Ратко Младич вступил в Лигу коммунистов Югославии (оставался ее членом до распада партии в 1990 году). В том же году начал службу в Югославской народной армии (ЮНА) в звании подпоручика. Командовал взводом, батальоном, потом бригадой.

В декабре 1980 года получил звание подполковника, в августе 1986 года — полковника. Служил в Македонии в городах Скопье, Куманово и Штип.

В январе 1989 года был назначен начальником отдела по учебной работе при штабе 3-го Военного округа в Скопье, а в январе 1991 года его перевели в Приштину (Косово) на должность помощника командира по тылу 52-го корпуса.

В июне 1991 года, когда начался распад Югославии, Младич в должности командующего 9-м корпусом ЮНА был переведен в город Книн в Хорватии (25 июня 1991 года парламент Хорватии принял декларацию, провозгласившую независимость республики, 8 сентября — заявил о полном разрыве с Югославией).

Там началось противостояние хорватов и сербов, в результате которого сербские автономии образовали на территории Хорватии Республику Сербская Краина (существовала до 1995 года и не была признана).

За боевые заслуги в октябре 1991 года Младичу было присвоено звание генерал-майора, а в апреле 1992 года — генерал-лейтенанта ЮНА.

В начале мая 1992 года Младич был назначен командующим 2-м округом ЮНА на территории БиГ, где после ее выхода из состава Югославии в апреле 1992 года начались столкновения между мусульманами и хорватами с одной стороны и сербами с другой. Боснийские сербы, не признавшие независимости БиГ, образовали Республику Сербскую и высказались за объединение с Сербией и Черногорией.

Источник: https://tass.ru/info/4747601

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Читаем Библию
Откуда взялось имя Артем

Закрыть